Rambler's Top100 Rambler's Top100

Тамара Крюкова -Фант-Азия-

БЛОГ

   Сейчас принято делиться своими мыслями в Сетях, но у меня долгое время не возникало в этом потребности. Я думала, что всё, о чём я хочу сказать, я могу вложить в книги, ан нет. Мы живём не в вакууме, и порой случается нечто, о чём хочется поведать друзьям и знакомым, поэтому я решила начать этот раздел. Названия я пока не придумала. Пусть будет просто «Блог». В конце концов, я тоже до трёх месяцев была просто «девочка», и только потом мне дали имя Тамара, благодаря какой-то хорошенькой девочке, которую бабушка увидела на улице. Как потом оказалось, имя это подходит мне как нельзя лучше, ибо если его написать древнеегипетскими иероглифами, то оно расшифровывается: «Я вижу, я мыслю, я говорю». Итак, я увидела, обмозговала и говорю об этом вам.

Трагикомедия Уилтера "Несравненная" в театре Романа Виктюка

В истории музыки существовала одна невероятная певица – Флоренс Фостер Дженкинс. Несмотря на полное отсутствие вокальных данных, она свято верила в свой талант. И эта вера приводила к ней все новых поклонников. Как ни странно это звучит, ее концерты пользовались бешеной популярностью. Она собирала полные залы и не только потому, что после концерта каждый зритель получал бутылочку шерри. Она пела плохо, но с таким пылом, что у нее было множество фанатов. Критику она воспринимала не иначе, как зависть или неспособность понимать музыку. По ее собственным словам, сначала ее беспокоило то, что на ее концертах стоит хохот, но после того, как она увидела, как беснуется публика на концертах Фрэнка Синатры, она поняла, что это истинное признание зрителей. За месяц до смерти Дженкинс выступила в «Карнеги Холл». На этот концерт были проданы даже стоячие места.
Когда она исполняла русские романсы, дирижер согнулся пополам со словами: «Я больше не могу. Я сейчас умру». Тем не менее, факт остается фактом. О ней помнят даже сейчас. Трагикомедия Уилтера «Несравненная» идет в театре Романа Виктюка. Как сказал исполнитель главной роли Дмитрий Бозин, «Среди моих персонажей еще не было юродивых. Многие живут за гранью разума, но юродивость — особый путь. Я давно хотел его исследовать. И, после Рудольфа Нуреева, которого я уже играю, Флоренс — это второе существо, посетившее нашу планету в реальном, человеческом воплощении. Такая игра требует иной техники”.


<< Предыдущая запись Следующая запись >>